Интервью с напарником Леба - Себастьеном Ожье

 

Комментарии (0), Просмотры (5001)

После заездов «уорлд-ралли-кара» под управлением гонщика WRC Себастьена Ожье в рамках шоу Moscow City Racing автомобиль окружили зрители и болельщики-сфотографировать диковинный автомобиль хотелось всем. А заодно и его экипаж. Однако человек в форме Citroen отнесся к рутинной процедуре раздачи автографов с завидным рвением: широко улыбался, спрашивал, на чье имя написать автограф и явно получал удовольствие от происходящего.

И только внимательные гости догадались прочитать на поясе гоночного комбинезона имя: Жюльен Инграссия. Штурман Себастьена Ожье светился от счастья, наслаждаясь неожиданной любовью российских зрителей. Сам Ожье, между тем, спокойно прогуливался рядом с болельщиками – без комбинезона пилота никто и не узнал…

– Себастьен, к тебе подходят люди на улицах, чтобы попросить автограф или сфотографироваться?
– Это зависит от страны. Конечно, в моем родном городе многие меня знают, и иногда очень хочется убежать туда, где ты никому не знаком, чтобы побыть в одиночестве. Но в целом, у меня есть возможность жить нормальной жизнью и спокойно ходить по улицам – никто не донимает.
– А тебя устраивает уровень популярности чемпионата мира по ралли в целом?
– Не обману, если скажу, что всем участникам WRC хотелось бы видеть больше фанатов ралли. Наша аудитория зависит от региона: следующая гонка будет в Финляндии, а там ралли – это национальный вид спорта. Может быть, FIA стоило бы прилагать больше усилий по продвижению ралли в тех странах, где гонки не так развиты – например, в России.
– Ты можешь назвать свои любимые гонки WRC?
– Мне сложно выбрать. Весь чемпионат проводится в очень живописных местах, куда хочется возвращаться снова и снова. Пожалуй, больше всего мне нравятся Аргентина и Финляндия.
– А как ты относишься к переносу Ралли Франции с острова Корсика в Эльзас?
– Мы переехали на континент из-за того, что там больше зрителей. К тому же, это родные места Себастьена Леба… Конечно, мне жаль, что мы больше не гоняемся на Корсике, но это было решение Французской автомобильной федерации, и нам ничего не остается, кроме как принять его.
– Тебе нравится новая система определения стартового порядка по результатам шейкдауна?
– Я думаю, она довольно интересна. Главное, что она позволяет избежать всех этих стратегических замедлений, которые вводят в замешательство болельщиков. На самом деле, многие зрители не понимают, почему гонщики сознательно едут медленнее соперников – новая система позволит это исправить.
– В этом году 8 этапов чемпионата мира из 13 проходит на гравии. Тебе бы не хотелось более сбалансированного календаря, включающего равное количество гонок на асфальте и на гравии?
– Меня вполне устраивает нынешняя пропорция. Я могу ездить по гравию, я выигрывал такие гонки. Но, конечно, мне нравится, что в следующем сезоне у нас будет на два асфальтовых ралли больше, чем сейчас.
 
 
– Сколько всего гонок тебе хотелось бы видеть в графике WRC?
– Я был бы не против расширения календаря. Скажем, 15 гонок в году-неплохой вариант.
– Ты когда-нибудь участвовал в ралли в качестве штурмана?
– Нет. И никогда этого не сделаю. Я ни за что не пойду на такой риск – думаю, ни один из пилотов не захочет пересесть в кресло штурмана.
– Ты следишь за Интерконтинентальной раллийной серией (IRC)?
– Да, я просматриваю результаты их гонок.
– Не вредит ли раллийному миру раскол на две конкурирующих серии?
– Конечно, было бы лучше иметь один чемпионат, в котором было бы много конкурентоспособных машин. Но объединять чемпионаты – не моя работа. К тому же, эти серии уже проводятся по разным правилам и с разной философией: благодаря более низкой стоимости участия IRC больше подходит для частных команд, а в WRC заявлены заводские.
– Чемпионат мира по ралли и Формула-1 – это конкурирующие серии?
– Было бы глупо отрицать, что Формула-1 популярнее WRC – во многом благодаря телетрансляциям. Я надеюсь, что организаторы ралли будут стараться улучшать качество эфиров, чтобы показать зрителям, чем интересен наш чемпионат. В плане технического обеспечения телекартинки Формуле-1 намного проще: все, что им нужно – установить камеры на четырехкилометровой трассе, по которой гонщики будут проезжать снова и снова. Обеспечить достойный показ ралли намного сложнее.
– Ты сам следишь за Формулой-1?
– Да, я смотрю некоторые гонки. Мне нравится, когда в чемпионате появляется молодой спортсмен и начинает выигрывать, поэтому я сопереживаю Себастьяну Феттелю. Да, сейчас он доминирует, и подчас это сказывается на зрелищности. Но его превосходство лишь доказывает, что Себастьян – очень хороший гонщик
– У нас есть шанс когда-нибудь увидеть тебя в «формульных» гонках?
– Думаю, что нет. Мне уже поздно менять гоночную специализацию и начинать карьеру в «формулах». Но если мне когда-нибудь представится возможность проехать за рулем болида Формулы-1, я, разумеется, ей воспользуюсь.
– Многие кольцевые пилоты впервые садились за руль карта в раннем детстве. А в каком возрасте лучше начинать раллийную карьеру?
– Здесь нет ограничений – чем раньше, тем лучше. Получили права – и вперед! У меня появилась возможность принимать участие в гонках достаточно поздно: я начал карьеру в 22 года. Столько же было и Себастьену Лебу, когда он пришел в автоспорт. Что ж, мы доказали, что даже в таких условиях можно многого добиться, но в любом случае преимущество будет у тех, кто занялся гонками раньше. Посмотрите на Яри-Матти Латвалу: он моложе меня, но при этом намного опытнее. Евгений Новиков тоже начал очень рано, и в этом его преимущество.
 
 
– В 2009 году ты выступал с Евгением в одной команде. Что ты можешь о нем рассказать?
– Евгений доказал, что у него есть талант. Когда ты настолько молод, ты пытаешься опередить абсолютно всех соперников на каждом спецучастке, а это не может не закончиться вылетом. Естественно, в итоге он постоянно разбивает машины. Сейчас он ездит как сумасшедший, но если он сможет успокоиться, то из него получится отличный пилот.
– Какую оценку от 1 до 10 ты бы поставил Евгению?
– Сложно говорить однозначно. В плане скорости он действительно хорош, и зачастую приближается вплотную к десятке. Зато в аспекте стабильности ему можно смело выставлять единицу. Так или иначе, у него есть скорость, а это главное.
– А как бы ты оценил себя?
– Нет, я не буду этого делать, даже не проси.
– Многим болельщикам непонятно, почему ралли считается видом спорта. В чем заключается нагрузка на пилота, сидящего за рулем автомобиля?
– Ралли – достаточно изнурительный вид спорта. Вместе со всеми ознакомительными проездами одна гонка длится целую неделю, в конце которой пилотов ждут три дня спецучастков. В таких условиях важно сохранять концентрацию до самого конца, а для этого пилотам требуется быть в хорошей физической форме.
– Насколько интенсивно ты тренируешься?
– С моим графиком у меня не может быть четкого расписания занятий спортом. Бывает, что я тренируюсь по шесть часов в неделю, а иногда мне не хочется ничего делать, и я могу спокойно пропустить пару занятий.
– Какой вид спорта помимо ралли тебе нравится больше всего?
– Я люблю все, у чего есть двигатель. Я родился в горах, так что мне с детства привили любовь к спорту. Если нужно что-то выбрать, то я бы предпочел лыжи – раньше я серьезно ими увлекался. В целом, мне нравятся все виды спорта, связанные со скоростью и адреналином.
– В последнее время Франция теряет гонки международных чемпионатов: в 2009 году исчез Гран-при Формулы-1, а недавно Мишель Мутон сказала, что в будущем Франция может чередовать свою гонку WRC с соседней Германией. Как это сказывается на развитии автомобильного спорта в вашей стране?
– Я не думаю, что такое чередование сильно повредит. Во Франции очень много поклонников ралли, и я надеюсь, что в будущем мы сохраним национальный этап WRC. Это действительно важно, ведь лучшая на настоящий момент раллийная команда – родом из Франции.
Motor.ru
22/07/2011
  Быстрый поиск автомобиля по всем сайтам Украины
Все
Все
Все
  Найти

| Еще

Добавить комментарий
ОПУБЛИКОВАТЬ получать информацию от смежных проектов
Нет комментариев